За 7 лет инфляция съела 330 млрд тенге пенсионных накоплений казахстанцев

За 7 лет инфляция съела 330 млрд тенге пенсионных накоплений казахстанцев

При нынешних диспропорциях будущим пенсионерам накоплений может хватить максимум на 2 года жизни.

В Алматы в ходе круглого стола обсудили, с какими проблемами могут столкнуться в ближайшем будущем казахстанцы, которые захотят  получить свои пенсионные накопления. Председатель правления АО «Единый накопительный пенсионный фонд» Нурбуби Наурызбаева заметила, что управление в фонде почти всегда было плохим, в результате чего из него было списано порядка 90 млрд тенге, даже сама г-жа Наурызбаева в ходе всех последних трансформаций потеряла почти 600 тыс. тенге собственных пенсионных накоплений, призналась она. Глава ЕНПФ назвала причиной списания то, что раньше разные фонды оценивали финансовые инструменты по разным методикам. К тому же ЕНПФ в самом начале своего существования получил от частных фондов проблемных активов на почти 161 млрд тенге, их доля сейчас составляет примерно 40 млрд тенге.

Заместитель директора департамента надзора за субъектами рынка ценных бумаг Национального банка РК Елена Никифорова сообщила, что при всех нынешних пенсионных проблемах разговора о возвращении солидарной системы начисления пенсий не может быть. Это в прошлом, и нужно двигаться к мировым стандартам, считает она. По словам г-жи Никифоровой, в Казахстане нужно создать «некий микс» из лучших мировых практик в области пенсионного обеспечения. Эксперт заметила, что если бы в РК сохранялся только солидарный  компонент, это бы неминуемо привело к очередному повышению пенсионного возраста, что крайне чувствительно для граждан. Отразилось бы это и на бизнесе, так как налоговая нагрузка на него выросла бы еще больше. Поэтому сейчас логичным выглядит система разделения ответственности между государством, работодателем и участником накопительной системы.

Директор центра экономического анализа «Ракурс» Ораз Жандосов заявил, что в итоге неэффективного управления пришли к тому, что накопления оказались размазаны. «Теперь неважно, держал ли я деньги в хорошем пенсионном фонде или в плохом, они все равно потеряны. Кто за это ответит?» — поинтересовался г-н Жандосов.

У вкладчика должно быть право выбора

Заместитель директора департамента монетарных операций Нацбанка Нуржан Турсунханов сказал, чтобы избежать повторения подобных перекосов, необходимо предоставить самому вкладчику право выбора управляющей компании. Когда на рынке будет конкуренция, тогда управляющие компании будут стремиться к повышению инвестиционного дохода и снижению комиссионных вознаграждений. Он заверил, что Нацбанк будет осуществлять жесткий контроль за недобросовестным управлением пенсионными активами. Он сообщил, что регулятор изучает механизмы передачи  пенсионных активов ЕНПФ под управление управляющих компаний, которые сможет по личному усмотрению выбирать сам вкладчик, а ЕНПФ будет выполнять роль оператора денежных потоков.

Глава попечительского совета общественного фонда «Финансовая свобода» Ботагоз Жуманова предложила создать механизм, при котором средства ЕНПФ, размещенные на депозитах в банках, могли бы подпадать под гарантию Казахстанского фонда гарантирования депозитов (КФГД). По ее словам, сейчас значительный объем средств ЕНПФ находится на депозитах в банках, это миллиарды, рассредоточенные в 21-м банке страны. При этом ситуация в банковском секторе тревожная.

Например, президент заявил, что если акционеры банков не докапитализируют их, то останется лишь несколько банков. В таком случае регулятор размещает в банках деньги вкладчиков ЕНПФ, с другой стороны, может отнять у них же лицензию. Но самое главное, по ее словам, что пенсионные деньги, размещенные в банках, не подпадают под систему гарантирования депозитов. «То есть если бы я была обычным вкладчиком, то мне в любом случае гарантировали бы 5 млн тенге, если банк обанкротится, уже в течение 14 дней деньги были бы получены. По пенсионным вкладам я получу свои деньги только после ликвидации банка, а это может длиться годами. Еще не факт, что  денег, полученных за счет продажи имущества ликвидированного банка, хватит для покрытия депозитов, которые были в банках, от лица ЕНПФ. Я уже не говорю про инвестиционный доход», — заметила г-жа Жуманова. Она обратила внимание,  что в третьем пункте статьи 23 Инвестиционной декларации оговаривается, что пенсионные накопления должны размещаться  в финансовые инструменты банковского сектора при соблюдении банками пруденциальных нормативов. Однако на 1 февраля 2017 года 3 банка, в которые Нацбанк инвестировал средства ЕНПФ, их нарушили, а регулятор деньги из банков так и не извлек.

ЕНПФ прорабатывает механизмы защиты накоплений

Заместитель председателя правления АО «ЕНПФ» Сауле Егеубаева заметила, что сейчас фонд прорабатывает механизмы защиты накоплений, в том числе возможно введение специальной выписки, в которой будет отражаться, сколько денег на своих счетах теряют казахстанцы из-за инфляции. «Мы готовы проработать этот вопрос технически и добавить в выписки данные по инфляции и доходам», — сказала она. Прозвучала цифра, что только за последние 7 лет инфляция съела 330 млрд тенге пенсионных накоплений казахстанцев.

Директор ТОО «BRB Invest» Галим Хусаинов отметил, что сейчас вокруг средств ЕНПФ есть конфликт интересов. «Например, Нацбанк размещает денежные средства в банках второго уровня. Там 1,8 трлн тенге находится, при этом сам регулятор понимает, каково качество каждого банка. Деньги давали всем, но, наверное, не чтобы получить доходность, а чтобы помочь банкам. Пример Delta Bank очень показательный, если бы власти не стали ему помогать, то мы бы потеряли все пенсионные накопления, которые там хранились. А если бы такая ситуация произошла с большим банком? Нацбанк сейчас, по сути, в ловушке, он должен помогать банкам и обеспечивать сохранность денег», — отметил Галим Хусаинов.

Пенсионное накопительство пора признать несостоятельным

Экономист Петр Своик считает, что концептуальная перестройка, перед фактом которой поставлены казахстанцы, осуществляется не потому, что накопительная система оправдала возлагаемые на нее надежды, и теперь настала пора перевода пенсионного обеспечения на новый, более высокий уровень. Как раз наоборот, пенсионное накопительство оказалось несостоятельным по всем трем главным своим параметрам: охвату будущих пенсионеров, величине накоплений и их сохранности по сравнению с инфляцией. И этот явно больной элемент закладывается теперь в проектируемый общий организм пенсионного обеспечения, поэтому нетрудно представить себе последствия.

«В 2016 году число граждан, достигших пенсионного возраста, составило 363 тыс. человек, а обратившихся за получением своих накоплений в ЕНПФ – только 199 тыс. человек, или 54,8%. Число вкладчиков, сделавших в 2016 году хотя бы один взнос, – 5,8 млн. человек, или только 67%, от всех занятых 8,6 млн в экономике. А вообще, половина всех вкладчиков делает не более трех месячных взносов за год, относительно постоянной, не менее 10 месяцев, является лишь треть – 32% вкладчиков, и еще 18% делают от 4 до 9 месячных взносов. Из бюджета, то есть по солидарной системе, пенсионерам в 2016 году выплачено 1337 млрд тенге, а из ЕНПФ – 101 млрд. Итого доля накопительных пенсий в общем объеме – всего 7,5%. Это насчет охвата. Теперь по величине накоплений. На конец 2016 года средняя сумма у мужчин – 827,7 тыс. тенге, и 623,8 тыс. – у женщин. Применительно к средней заработной плате на это же время – 136,8 тыс. тенге, и скромному коэффициенту замещения 0,4 это дает всего лишь год и три месяца прожития для сильной и меньше года – для слабой половины. При сохранении тех же пропорций еще через 20 лет полностью отработавшие трудовой стаж вкладчики-мужчины получат содержание лишь на два с половиной года обеспеченной стрости, а женщины не дотянут и до двух лет», — сказал Петр Своик.

Экономист заметил, что, по данным, представленным общественному совету ЕНПФ Национальным банком, выходит, что за счет отставания инвестиционного дохода от инфляции только за последние семь лет было потеряно 330 млрд тенге. Сам же г-н Своик на основании официальной отчетности сделал собственные подсчеты, по ним выходит, что вилка между доходностью и инфляцией обошлась в потерю порядка 1,3 трлн тенге. И хотя тема отставания от инфляции никак не раскрывается в отчетности ЕНПФ, вкладчики безошибочно понимают ее как принудительную и невыгодную. Так, на добровольные взносы нашлось всего 38,9 тыс. желающих, то есть 0,4% от числа вкладчиков, накоплено 1,7 млрд тенге, то есть 0,02% от всей массы.

«Базовая – солидарная – часть пенсии не должна быть независимо от стажа ниже прожиточного минимума – это противоречит Конституции. Но без трудового стажа гарантируемая государством базовая пенсия не должна быть и больше прожиточного минимума – сверх него надо трудиться. Поэтому у накопительной части должны быть сразу две функции: учетная – через продолжительность и регулярность взносов определяется трудовой стаж, а через их величину – ценность участия данного гражданина, в совокупности – величина солидарной доплаты к базовой минимальной пенсии. Например, при полном трудовом стаже и не слишком высоких заработках гражданин получает право на солидарную часть пенсии в три прожиточных минимума, а при высоких заработках – в шесть минимумов. Плюс – собственно его взносы в накопительную систему, сохраненные и приумноженные. Здесь ключевая задача – обеспечение полного охвата пенсионным накоплениям и, соответственно, учет трудовой занятости и доходов всех граждан», — сказал эксперт.

Г-н Своик убежден, что вынужденное привлечение Минфином пенсионных накоплений якобы для покрытия бюджетного дефицита собственно для бюджета является мероприятием однозначно убыточным и вредным. Поскольку такое привлечение осуществляется много лет подряд во все нарастающих объемах и с регулярной выплатой доходных, не покрывающих инфляцию, но все равно высоких процентов, постольку бюджет имеет от этого лишь ежегодное наращивание долга и наращивание расходов на его обслуживание. Экономист привел следующие данные: в 2016 году при поступлении в ЕНПФ взносов на 552 млрд тенге выплаты составили лишь 170 млрд тенге. Тогда как комиссионных начислено на 59 млрд тенге при фактических расходах ЕНПФ всего 19,5 млрд тенге. Здесь, по словам г-на Своика, необходимо учитывать выплачиваемые не ЕНПФ, а центром по выплате пенсий, фактически из бюджета компенсации инфляции, покрывающие фактическую убыточность «инвестирования» пенсионных накоплений и составившие в 2016 году 11,6 млрд тенге.

«В то же время мимо бюджета в ЕНПФ идет тот денежный поток, которого как раз и не хватает для балансирования доходов и расходов по социальным выплатам – упомянутые 552 млрд тенге взносов в ЕНПФ в 2016 году. Не будь этого странного «инвестирования» в долговые бумаги Минфина, бюджет избавился бы от выплаты порядка 200 млрд «инвестиционного дохода», а поступи взносы не в ЕНПФ, а в бюджет – дисбаланс между пенсионными выплатами и поступающими на это средствами был бы ликвидирован, а бюджетный дефицит и затраты по его обслуживанию радикально сокращены», — заключил он.

 

Автор: Аскар Муминов, abctv.kz



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *